Пoчeтныe авторы
26
Май
Страницы: 1
Восхождение к трону. Книга первая. Отвергнутые, Глава 3. Дары.
 
На лестнице раздались шаги. Элиза поднялась с лавки. Полы бирюзового платья упали на пол, прикрыв коричневые кожаные туфли. Деревянная дверь распахнулась вовнутрь, и в маленькую комнату вошёл Лоуэлл, одетый в серый шерстяной плащ поверх кольчуги. Гвардейский доспех пришлось продать, как и украшения, которые были в день побега на королеве, дабы не умереть с голоду и платить за комнаты, в которых приходилось останавливаться.
Лицо парня, покрытое трёхдневной щетиной, раскраснелось от быстрой ходьбы. Элиза вопросительно посмотрела на него. Лоуэлл закрыл дверь.
- Правитель Свободного оплота нас поддержит – он прошёл до стола и отпил воды из чарки. Она приятным холодком провалилась в желудок. Глубоко вздохнув, парень продолжил – вся знать поддержит Селию как законную правительницу Тенистой долины и Речной топи.
Элиза с облегчением выдохнула. Дверь снова распахнулась, и в комнату вошла принцесса Селия. Она посмотрела сначала на королеву, а затем на Лоуэлла.
- Мама, Лоуэлл? – спросила она. Рыцарь поклонился принцессе.
- Нас ожидают в королевском дворце. Сегодня вечером. – Лоуэлл допил воду. В комнате повисло молчание. Королева сев на лавку, спросила:
- Вы уверены, что это не ловушка? Что нас не схватят? Мы слишком много прошли и в большинстве мест нам отказывали в помощи. – Лицо Элизы за время странствий покрылось морщинами, алые губы обветрились – Но ты не договариваешь чего-то. Так ведь?
- Они выдвинули условие, Ваше величество.
- Это само собой. Какое? Больше власти, золота, рабов… смертей?
- У правителя Свободного оплота должна появиться королева.
- Нет. – Селия поглядела на мать.
- Тихо. – Элиза строго посмотрела на дочь, затем перевела взгляд на стражника – Это его единственное условие? Может он предлагал что-то ещё?
- Нет. Только одно – Лоуэлл устало смотрел на королеву – принцесса Селия должна выти замуж за правителя Свободного оплота. Иначе, они не поддержат нас в грядущей войне.
В комнате наступила тишина, нарушаемая лишь различными возгласами, доносившимися с улицы. Элиза подошла к окну, обдумывая условие. Селия кругом ходила по комнате, нервно сжимая платье рукой. Наконец она села рядом с Лоуэллом. Королева повернулась к ним.
- Ты выйдешь за него замуж – твёрдо проговорила она.
- Мама! – принцесса вскочила с лавки – У меня есть жених! Я не собираюсь потратить всю свою жизнь на пятидесятилетнего старика, пусть он и правитель одного из самых сильных городов! – Селия собралась уже выбежать из комнаты, но королева сделав пять быстрых шагов, оказалась перед принцессой.
- Дурная девка! Ты так и не поняла, что сейчас происходит? Мы – никто! Нам нужна помощь. И коль у нас пока нечего предложить в замен, то ты согласишься на этот брак! Ты меня поняла?
- Отойди от меня! – Селия оттолкнула мать, но тут же Элиза ударила дочь ладонью по щеке. Шлепок был слышен на улице. Щека принцессы стала красой, словно её обожгло огнём. Селия покосилась на мать. Лоуэлл собрался выйти, но Элиза остановила его, приказав сесть обратно на лавку.
- Это ты хочешь власти – прошептала принцесса, приложив правую руку к щеке – ты, но не я. Мне не нужен этот трон. Я хочу жить спокойно! Я хочу свою семью! Семью, созданную любовью – Селия гордо смотрела на мать - Ты таскаешь меня уже три года по городам, но за это время так и не узнала, что нужно мне, чего я хочу. Хотя бы раз ты спросила – каково мне. Хоть бы раз поинтересовалась моими чувствами! – Девчонка покачала головой. – Я не хочу править. Совсем. Наше время прошло. Пойми это. Отца свергли, и никто не вступился, не поднял мятеж. Нас никто не хотел принять у себя долгое время. Ты думаешь, что сейчас все те, кто якобы поддержал нас, будут сражаться до смерти? – Селия усмехнулась – никогда! Они отвернуться от нас после первого же поражения.
- Ты ничего не понимаешь, Селия! – Элиза накинула на плечи плащ – Мы должны вернуть себе трон! Должны доказать, что мы, как и наши предки, всего добиваемся сами…
- Ты не хочешь этого доказать… - королева снова ударила дочь по той же щеке, Селия с закрытыми глазами спокойно продолжила. – Так всегда заканчиваются наши разговоры. Ты не хочешь выслушать меня. – Она покочала головой. - Прощай мама.
Принцесса собралась выйти, но Элиза резко развернула её к себе лицом и толкнула на лавочку. Глаза Селии стали влажными от слёз.
- Сегодня вечером ты явишься во дворец. Тебе помогут это сделать. Затем ты примешь предложение правителя Свободного оплота и мы, наконец-то, сможем начать войну – созвать всех, кто нам присягнул. – На этих словах королева вышла из комнаты, захлопнула дверь. Послышался скрежет замка. Принцесса бросилась к двери, толкнула её, но дверь не поддалась.
За последние годы королева сильно изменилась. Если раньше она испытывала сочувствие, жалость, то сегодня Элиза была лишена всех этих чувств. Ей была необходима только власть. Власть, власть и снова власть. И ради того, чтобы её добиться, королева была способна на всё.
Годы скитаний сделали её жестокой, хотя и до брака с Эрлом Тайоэном родители Элизы, происходившие из средних слоёв населения города, почитавшие бога, ведущие своё хозяйство, ближе к девяти годам дочери стали замечать, что Элиза временами вела себя эгоистично. Она перестала любить своего брата, она пыталась забирать самое лучшее себе. И чем старше становилась, тем ещё более эгоистичнее она себя вела. Мать разговаривала с ней, пыталась что-то сделать, но результатов никаких эти беседы не дали. Правда, когда она вышла замуж за правителя, тогда ещё одной Тенистой долины, Элиза поумерила свои аппетиты. Она на время приглушила своё желание в самом лучшем для неё. Но только приглушила.
Теперь Элизе не хватало всего того, что было у неё в руках. Скитания по городам, скрывание от преследователей пробуждали в Элизе жажду мести. А осуществить эту месть невозможно было без сосредоточения власти в руках. И она делала всё, чтобы заполучить её.
- Селия, всё будет хорошо… - Лоуэлл подошёл к ней, но принцесса не дала договорить стражнику.
- Давно уже всё испортилось. – Принцесса всплеснула руками. – Она не слышит меня, не хочет понять. Она хочет лишь добиться своего – Лоуэлл обнял Селию и погладил руками по спине. Принцесса уткнулась в холодную кольчугу.
- Сейчас нельзя воевать друг с другом. Послушай свою мать, пожалуйста – Лоуэлл отстранился от принцессы и взял руками за плечи – пойми, Селия, сейчас мы уже очень далеко зашли и терять всё, что у нас есть – не самый хороший вариант. Помнишь – стражник посмотрел в глаза принцессе – помнишь, ты мне говорила четыре года назад, что хочешь жить спокойно? – Селия смотрела на него широко раскрытыми глазами – мы не сможем жить спокойно, пока нас не убьют. Никому не нужны под боком люди, которые могут поднять восстание в любой момент и ослабить Королевство войной.
- Меня утомила такая жизнь, – Селия потупила взор в пол – шесть лет мы пытаемся вернуть власть, но результатов никаких нет.
- Есть, на нашу сторону перешла половина правителей городов, а это многого стоит. Всё скоро наладиться, я тебе обещаю - Лоуэлл пальцем нежно стёр слезу, катившуюся по лицу девушки.
- Нет, не наладится – она отвернула от него голову – ничего уже не наладиться. У нас не получится вернуть себе власть, а если и вернём, то не на очень долгое время – принцесса отстранилась от стражника – о нас уже мало кто помнит.
- Помнят о нас или нет – не важно, главное, чтобы мы не забывали о себе.
- Ты всегда знал? - Селия посмотрела на Лоуэлла и отошла к двери.
- А ты? – Стражник склонил голову на бок. Девушка резко обернулась к нему.
- Что ты имеешь ввиду?
- Всегда помни кем ты рождена и где! – Лоуэлл сел на лавку и многозначительно посмотрел на принцессу.
***
Королева, спустившись по деревянной лестнице, отдала ключ хозяйке дома и попросила, чтобы та открыла дверь вечером. Накинув капюшон, она вышла на узкую улочку, с редкими прохожими, и спокойным уверенным шагом отправилась вперёд. Тэлман, стороживший входную дверь, последовал за ней, держась немного поодаль.
Погода последние шесть дней была солнечная. Последние деньки осени радовали своей погодой, по крайней мере, в Свободном оплоте. Женщины ходили в шёлковых и льняных платьях, мужчины в льняных дублетах. На заборах и крышах домов грели свои бока и животы коты и кошки, не обращая никакого внимания на прохожих и собак, пробегающих по улицам.
Свободный оплот… Город, расположившийся в центре материка, практически на границе Второго Королевства людей и выполнял роль сторожевого города. Весной, летом и осенью здесь царила жара, а во время недолгой зимы город едва осыпало снегом. Раз в десять-пятнадцать лет случались холодные зимы. Но перед морозом улицы города полностью заваливало снегом. Тогда дети и взрослые выходили из своих домов, чтобы поиграть в снежки или слепить что-нибудь из чистого снега.
Королева из узкой улочки, пролегавшей между двух и трёхэтажными домами, вышла на Солнечную площадь, в центре которой находилась бронзовая статуя Густава десятого. Параллельными рядами расположились лавки торговцев, сколоченные из дуба и украшенные вырезанными из дерева мифическими животными. Люди хаотично бродили по рядам, выискивая у торговцев что-нибудь полезное и интересное. Они смеялись, ругались, кричали… Торговцы зазывали к себе, расхваливая свой товар. Всё это создавало непрекращающийся и неперебиваемый шум.
Элиза и Тэлман пробирались через массу народа к торговцу шёлком. Для вечернего приёма во дворце необходимо было выглядеть подобающе.
Для сторожевого города Свободный оплот был очень большим, но не огромным, по сравнению со столицей. Расположение на главных трактах, связывающих королевства трёх народов, способствовало развитию торговли. Ежедневно через Лисьи ворота города проходило по несколько тысяч человек, эльфов и гномов.
Город был хорошо укреплён. Три ряда стен – белая наружная и самая высокая из всех, опоясывала весь город. За ней прятались сельско-хозяйственные постройки, снабжающие весь город. Вторая, серого цвета, была на десять - пятнадцать футов ниже первой. Она защищала торговый центр города – все шатры торговцев, постоялые дворы, театры и прочие развлекательные строения располагались за этой стеной. Третья стена, сложенная из песчаника, отделяла замок правителя Свободного оплота от остального города. Замок был окружён сухим рвом, который на время осады заполнялся водой из реки, протекающей в полумили от города. Была разработана целая система шлюзов и каналов, позволяющая за пол дня перевести поток воды, перекрыв практически всё русло реки, и наполнить ров. За всю историю существования города враг не смог прорваться и за первую стену.
Королева с принцессой и гвардейцами остановились за второй стеной, в тихом переулке, примыкающем к торговой площади. Этот переулок упирался в городскую стену и назывался Застенным. Назвали его так, потому что если дойти до конца переулка и свернуть в щель между последним серо-жёлтым каменным домом, то можно найти небольшую дверь, ведущую в лаз в стене. Через сорока пятифутовый тоннель, на корточках, можно было попасть за стену – спастись бегством. Тайну этого хода хранили в полном секрете (по крайней мере, так думали в замке), но, тем не менее, через тоннель активно проникали попрошайки, контрабандисты, шлюхи, которые хотели работать в большом городе и получать за свои услуги куда больше денег, нежели в деревнях и постоялых дворах. Да и общество в городских борделях было куда изысканнее...
Торговец шелками - худощавый мужчина пятидесяти лет, лысый и с седой бородой до пояса - единственный из всех купцов, расхваливавших свой товар, спокойно и тихо перекладывал разноцветные ткани.
- Какие яркие! – Элиза прикоснулась к зелёной ленте шёлка – И мягкие. Торговец сделал лёгкий поклон. Королева отпустила ткань и перевела взгляд на серебряное кольцо торговца.
- Почему вы не зазываете людей, как остальные? – Элиза, приподняв капюшон с глаз, посмотрела на мужчину. – У вас есть платья, достойные королевских дворцов?
Торговец жестом пригласил женщину в шатёр. Она оглянулась по сторонам, взглядом выискивая Тэлмана, но стражник, видимо, затерялся в толпе. Элиза прошла за прилавок. Торговец, раздвинув руками плотную ткань на входе, скользнул внутрь. Королева, погрузив половину ладони в шатёр, на мгновение остановилась, но глубоко вздохнув, шагнула вперёд.
Шатёр был освещён множеством свечей. Красная бархатная ткань, через которую проходили лучи солнца, окрашивала всё, что находилось внутри в алый цвет. По периметру шатра установлена была плетёная мебель. Пол был вымощен из досок, на которых лежал алый ковёр. На одной из опор в резной деревянной раме висел портрет женщины и маленького мальчика.
Торговец повернулся к Элизе. Борода его стала розовой, а глубоко посаженные глаза стали едва заметны в красном полумраке. Он занёс над головой жилистые руки и три раза хлопнул. Из второго помещения, отделённого лёгкой полупрозрачной материей, мягкими шагами вышла девушка в светло-сером струящемся платье в пол.
Её чёрно-каштановые волнистые волосы, заострённое к подбородку овальное лицо, прямая спина говорили о статном происхождении.
На лице девушки была лёгкая улыбка. Глубокими чёрными глазами она несколько мгновений изучала Элизу.
- Статная дама. – Отчётливо и размеренно произнесла она. – Я – Калина, сестра Ренорта. – Девушка сложила руки вместе, четыре золотых кольца на запястье звякнули друг о друга. – Мой старший брат лишился языка, но это не мешает ему вести торговые дела. Я стараюсь помогать. – подойдя к плетёному шкафу, она распахнула тонкие дверцы. Элиза дала бы не больше двадцати лет девушке, хотя она казалась старше. – Значит вам необходимо платье. Она мягко перекладывала вещи с места на место. Ренорт подошёл к ней и указал на одно из платьев, какое именно, Элиза не смогла разглядеть.
Торговец отошёл, и Калина извлекла из темноты плетёного ящика огненно-жёлтое платье с чёрным поясом.
- Вот, примерьте это. – Она с лёгкой улыбкой протянула его королеве. Элиза подошла, приняла платье и скрылась за ширмой. Через пару минут она вышла на свет свечей. Взгляды брата с сестрой были обращены на Элизу. Королева выглядела великолепно. Платье было соткано из шёлка, с боков на талии под ткань были спрятаны две жёсткие пластины, связывавшиеся спереди и сзади шнуровкой. Калина подтянула её. Сильно затягивать смысла не было – Элиза для своих лет имела прекрасную стройную фигуру, хотя многие женщины в её возрасте были тучными.
Пока Девушки занимались платьем и шептались, Ренорт выкатил в центр шатра зеркало.
- Превосходно – мягким ровным голосом проговорила Калина, окинув взором королеву и мягко развернула её за плечи в сторону зеркала. Элиза долго не могла оторвать взгляд от себя. В свете множества свечей платье будто пылало.
- Это прекрасное платье! Я его покупаю. – Элиза развернулась. – Скажите, вы сами шьёте?
- Да. – Калина взяла бокал с вином – Ренорт занимается этим. – Она сделала глоток. – Он каждый день встаёт на рассвете и работает. Я достаю самые экзотические виды шёлка.
- Долго ли вы здесь пробудете?
- Мы нигде дольше чем на один день не задерживаемся и не приходим дважды. - Калина поставила бокал на столик. – Только очень редко люди могут увидеть нас второй раз в жизни.
Ренорт улыбнулся и подошёл к Элизе. Он отстегнул пряжку сначала на левом, затем на правом плече. С них упали шёлковые наплечники, прикрыв руки, талию и бёдра, и подчеркнув широкие плечи королевы.
- Вы волшебник! – Ренорт улыбнулся Элизе. Женщина спряталась за ширму и вновь облачилась в своё старое платье и плащ.
- Сколько? – Королева извлекла из передника старый кожаный кошель. Ренорт посмотрел на свою сестру и коротко кивнул. Калина ответила тем же и быстрым шагом прошла в комнату, из которой она появилась впервые. Элиза с непониманием посмотрела на колышущиеся занавески, затем перевела взгляд на Ренорта. Он улыбнулся. Женщина опустила руки и сделала шаг в сторону выхода. "Они знают. Знают кто я" - королева сделала ещё шаг. Калина вернулась. В левой руке она держала небольшой прямоугольный лист бумаги.
- Ваше Величество. – Девушка присев, поклонилась и протянула лист Элизе – Возьмите его. Возьмите и помните – о вас никогда не забывали и не забудут.
- Что здесь? – Королева чуть подрагивающей рукой приняла бумагу. Лист был сложен пополам. Она быстро спрятала бумагу в подол платья.
- Посмотрите это, когда будите одна. – Калина допив вино из бокала, подошла ко входу в комнату, обернулась – Прощайте, Ваше величество! – Её тонкие губы сложились в улыбку, и Калина исчезла за шёлковыми занавесками.
Ренорт жестом проводил Элизу к выходу из шатра. Королева сделала три шага и вышла на улицу. Полуденное солнце ударило прямо в глаза. Она зажмурилась и повернулась в сторону шатра. Элиза вспомнила тот день, когда её, блуждающую в потайных ходах замка встретил стражник, как она испугалась его, как всё рухнуло в одно мгновение…
Спустя пару минут – вышел Ренорт. В руках он держал огненно-жёлтое платье. Королева, щурясь одним глазом, приняла подарок, коротко кивнула, развернулась и, выходя из-за прилавка, стала мельком искать стражника.
Она нашла его возле статуи на ступени. Тэлман сидел, разглядывая обрывок листа.
- Что это? Откуда? – Элиза присела рядом. Стражник посмотрел на королеву и, покачивая головой, передал ей лист.
На обрывке серого листа была надпись, но на каком языке она сделана – не известно.
- Ты прочитал это? – она взглянула на Тэлмана.
- Нет, я не знаю что это за язык.
- Мне он тоже не известен. - "Слишком много записок за первую половину дня" – подумала она.
- Разберёмся позже. О, я вижу вы взяли платье!
- Да, оно прекрасно подойдёт для приёма в замке. – Она сжала руку в кулак. – Хорошие торговцы попались. Отдали даром. – Она пожала плечами.
- Даром? – Тэлман нахмурился. – Но, ведь вы отдали за него приличную сумму.
У королевы пробежали мурашки и сделались ватными ноги, словно она их отсидела. Тело будто окаменело от осознания чего-то мистического.
- Я была в шатре… - пробормотала она себе под нос.
- В каком? Мы же ходили с вами и выбирали платье. Отдали последние деньги. – Тэлман оживился. Королева бросила взгляд в сторону, где должен был стоять шатёр.
- В этом… - она осеклась, поднялась со ступеньки. Элиза судорожно глазами стала искать шатёр, в котором только что примеряла платье.
Прилавок, шатёр… На их месте была лишь толпа народа, которая всё также медленно текла по площади.
- Ваше величество, нам лучше уйти. – Стражник взял у королевы обрывок бумаги, запрятал его в ботфорт и первым пошёл обратно в переулок. Элиза плавно запустила руку в подол платья. Пальцы ощутили что-то шероховатое, сухое. Лист бумаги был на месте. Значит это было правдой. Но чьей правдой? Элизы, Тэлмана или Ренорта с Калиной?
Страницы: 1